Несоответствие Конституции ч.4 ст.14 Закона от 15.05.1991 №1244-1

Противоречивая практика судебного истолкования части четвертой статьи 14 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» в значительной степени обусловлена сложностью выявления правовой природы и целевого предназначения ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров в контексте развития правового регулирования социальной защиты граждан, пострадавших вследствие чернобыльской катастрофы.

Несоответствие Конституции ч.4 ст.14 Закона от 15.05.1991 №1244-1По буквальному смыслу пункта 13 части первой статьи 14 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», предусмотренная им компенсация гарантируется гражданам из числа получивших или перенесших лучевую болезнь и другие заболевания, связанные с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы, инвалидов вследствие чернобыльской катастрофы, а также проживающим с ними детям, не достигшим 14-летнего возраста, что свидетельствует об адресном назначении данной выплаты, неразрывно связанной с личностью инвалида и призванной способствовать восстановлению и поддержанию его здоровья, а также для надлежащего исполнения им семейных обязанностей в отношении малолетних детей.

Несоответствие Конституции ч.4 ст.14 Закона от 15.05.1991 №1244-1

Постановлением Конституционного Суда РФ от 16.03.2018 года № 11-П положение части четвертой статьи 14 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» признаны не соответствующим Конституции РФ, ее статьям 19 (части 1 и 2), 39 (часть 1) и 42, в той мере, в какой его предписания в силу неопределенности их нормативного содержания допускают в системе действующего правового регулирования различный подход к установлению ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров членам семей умерших инвалидов вследствие чернобыльской катастрофы, если при жизни кормильцев эта выплата им не предоставлялась.

Конституционный Суд РФ указал, что ежемесячная денежная компенсация на приобретение продовольственных товаров, входящая в объем возмещения вреда, причиненного здоровью вследствие воздействия радиационного излучения, призвана компенсировать потерпевшим дополнительные расходы на приобретение продовольственных товаров в пределах суммы, определенной законодателем. Данный вывод подтверждается тем, что первоначально социальная защита.направленная на обеспечение доступности для инвалидов-чернобыльцев полноценного рационального питания в условиях продовольственного дефицита предоставлялась в натуральной форме (за половину стоимости). В дальнейшем — с изменением социально-экономических условий законодателем было принято решение о предоставлении этой меры социальной защиты в денежной форме, что позволяло ее получателям свободно распоряжаться соответствующей денежной суммой, расходуя ее не только на приобретение продовольственных товаров, но и на другие цели.

Такое изменение в правовом регулировании породило в правоприменительной практике сомнения относительно наличия прямой целевой связи между ежемесячной компенсацией на приобретение продовольственных товаров и восстановлением здоровья инвалидов-чернобыльцев, особенно с учетом того, что Законом Российской Федерации от 18 июня 1992 года № 3061-1, которым Закон РСФСР от 15 мая 1991 года № 1244-1 «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» был изложен в новой редакции, право на получение данной выплаты было предоставлено не только самим гражданам из числа получивших или перенесших лучевую болезнь и другие заболевания, связанные с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы, инвалидов вследствие чернобыльской катастрофы, но и проживающим с ними детям, не достигшим возраста 14 лет. В результате члены семей инвалидов-чернобыльцев стали рассматриваться как сохраняющие право на ежемесячную компенсацию на приобретение продовольственных товаров лишь при условии, что они получали ее при жизни кормильца, безотносительно к тому, что инвалид-чернобылец при жизни мог расходовать причитающиеся лично ему средства, составляющие данную выплату, на семейные нужды.

Таким образом, при неизменности нормативного содержания части четвертой статьи 14 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» в разных субъектах Российской Федерации в различные хронологические периоды имеет место различное понимание правоприменителем как круга лиц, которые вправе рассчитывать на предоставление соответствующих мер социальной поддержки, включая ежемесячную денежную компенсацию на приобретение продовольственных товаров, так и условий установления данной выплаты, что свидетельствует о неопределенности ее предписаний, позволяющих принимать прямо противоположные решения — как о назначении данной выплаты тем членам семей, которые при жизни кормильца ее не получали (в частности, вдовам инвалидов-чернобыльцев), так и об отказе в ее назначении.

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно отмечал, что без соблюдения общеправового критерия определенности, ясности и недвусмысленности правовой нормы, который вытекает из закрепленных в Конституции Российской Федерации, ее статьях 1 (часть 1), 4 (часть 2), 15 (части 1 и 2) и 19 (части 1 и 2), принципов правового государства, верховенства закона и юридического равенства, невозможно ее единообразное понимание и, соответственно, применение; неоднозначность, нечеткость и противоречивость правового регулирования препятствуют адекватному уяснению его содержания, допускают возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения, ведут к произволу и тем самым ослабляют гарантии защиты конституционных прав и свобод; поэтому самого по себе нарушения требования определенности правовой нормы может быть вполне достаточно для признания такой нормы противоречащей Конституции РФ.

Поскольку при реализации предписаний части четвертой статьи 14 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» — в силу неопределенности их нормативного содержания в системе действующего правового регулирования — допускается возможность принятия прямо противоположных решений по вопросу об установлении ежемесячной денежной компенсации на приобретение продовольственных товаров членам семей инвалидов-чернобыльцев, не получавшим данную выплату при жизни кормильца, социальная поддержка граждан, относящихся к одной категории — членов семей умерших инвалидов-чернобыльцев, нуждающихся в социальной защите в связи со смертью кормильца, несмотря на совпадение правовых и фактических оснований для предоставления данной выплаты оказывается в разном объеме. Тем самым нарушается конституционный принцип равенства, означающий, помимо прочего, запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковой или сходной ситуации, что противоречит Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2), 39 (часть 1) и 42.

Соответственно, федеральному законодателю надлежит — с учетом требований Конституции Российской Федерации и основанных на них правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, — незамедлительно принять меры, направленные на устранение неопределенности нормативного содержания части четвертой статьи 14 Закона Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС».

© 2014-2018 "Правовые ответы" (г.Омск)
тел.: 488-420
моб.тел.: +7904-581-24-30